Сопоставление собственных результатов

Сопоставление собственных результатов с данными, имеющимися в литературе, заставляет признать, что в проявлении стрессореактивности, адаптации и развития стресса  при действии на организм различных стресс-факторов важнейшее значение имеют нервные механизмы. Особенно следует отметить в этом плане многочисленные исследования Я- И. Джипы и соавт. (1973, 1975, 1981), которые, изучая роль гормонов, медиаторов и электролитов в развитии нейродистрофического процесса, обнаружили, что применение этих агентов в количествах, не вызывающих патологии после нервной травмы, ускоряло и усиливало проявление этого процесса в тканях. Г. И. Козицкий и В. М. Смирнов (1970) на большом экспериментальном материале с применением глубокого наркоза или добавочных нсспецифичсских раздражителей показали, что подавление развития воспалительно-некротического процесса при отморожении, аллергических реакциях, адреналиновом отеке не зависело от увеличения секреции коры надпочечников и что развитие указанных патологических процессов в значительной степени предупреждалось при местном фокусе повышенной возбудимости нервной системы (доминанта).

Важным подтверждением нейрогенной природы развития стресса, адаптации и функциональных нарушений при стрессировании организма служат работы К- В. Судакова (1976, 1978, 1981), А. В. Вольдмана (1976), И. С. Заводской и Е. В. Маревой (1981), показавших, что гипоталамус участвует в формировании отрицательных эмоциональных состояний, в развитии оборонительных и защитных реакций, реакций ярости и атаки и различных функциональных и структурных нарушений при действии на организм чрезвычайных факторов. Л. С. Ульянинский и соавт. (1978) считают, что различия в реактивности к стрессирующим воздействиям в основном связаны с центральной нервной системой. Проводившееся нами острое стрессированием животных, вызывающее выраженную защитную реакцию, также, несомненно, сопровождалось проявлением сильных отрицательных эмоций. Известно, что аппарат эмоций играет универсальную роль в организации адаптивного поведения, а в центральной архитектуре безусловного рефлекса является тем функциональным механизмом, посредством которого определяется биологическая значимость действующих факторов внешней среды и обеспечивается фиксация следов от сигналов, им предшествующих (Анохин П. К., 1966; Макаренко 10. А., 1980; Симонов П. В., 1981). П. К. Анохин придавал большое значение эмоциям как фактору интеграции целеустремленных реакций организма, как процессу, объединяющему и направляющему приспособительные возможности животного по отношению к внешнему миру, как критерию оценки полезности данной функциональной системы.  Степень и время вовлечения разных образований мозга

О развитии эмоциональной реакции при остром действии стресс-факторов свидетельствуют резкие изменения активности АХЭ и спектра аминокислот в коре мозга и гипоталамусе уже с первых секунд стрессового воздействия. П. К. Анохин (1968) неоднократно подчеркивал, что эмоциональные реакции постоянно включаются в деятельность целостного организма, в звено центральной архитектуры поведенческого акта, где происходит сопоставление обратной афферентации результата действия с механизмами акцептора результата действия.

При несоответствии полученного результата свойствам акцептора действия формируется отрицательная эмоциональная реакция, которая может привести к реакции стресса и функциональным нарушениям.

Прямым доказательством ведущего значения центральной нервной системы в реакции стресса и адаптации, вызываемой острым стрессированием организма, являются также наши данные

0          немедленном вовлечении в реакцию центральной нервной системы и о более интенсивных первоначальных изменениях активности АХЭ и пула аминокислот в структурах мозга по сравнению с внутренними органами.

Степень и время вовлечения разных образований мозга в формирование ответной реакции после начала стрессового воздействия, характер и направленность влияния имеют свои особенности, которые определяются природой и характером стресс-фактора. При иммобилизации животных в течение 30 с наибольшие изменения активности АХЭ отмечены в коре головного мозга, среднем мозге и переднем гипоталамусе. Активность фермента в этих образованиях увеличилась на 55, 64 и 41% соответственно. Действие 30-секундного плавания животных при температуре воды 10°С проявляется не только как физическая нагрузка, но и как температурное и эмоциональное воздействия. И поскольку гипоталамус, как известно, участвует в формировании ответной реакции организма на все эти факторы, степень изменения активности фермента в нем оказалась наиболее выраженной. Активность АХЭ в переднем и заднем гипоталамусе повысилась на 88 и 72%. Относительно высокой была активность АХЭ в среднем мозге и задних рогах спинного мозга.

© 2008 Все права защищены vodakavkaza.ru