Содержание общих, свободных и связанных форм кортикостероидов

Определение 11-ОКС у крысят 3-недельного возраста, подвергшихся резорбтивному действию атофана, показало, что функциональная активность железы практически не изменяется и мало чем отличается от содержания кортикостероидов у 2-недельных крысят, подвергшихся тем же воздействиям. После введения резерпина у крысят этого возраста наблюдалось дальнейшее увеличение свободных биологически активных форм 11-ОКС по сравнению с 2-недельными, получавшими резерпин.

Таким образом, у крысят данной группы функциональное состояние коркового вещества надпочечников при введении атофана или резерпина было аналогично таковому у 2-недельных крысят.

В слизистой оболочке желудка 3-недельных крысят при 3-дНевноМ введении атофана наблюдались некоторые деструктивные изменения (геморрагии, эрозии, свежие язвы), хотя они были менее выражены и менее постоянны, чем при воздействии резерпина.

Содержание общих, свободных и связанных форм кортикостероидов в плазме периферической крови у 4-недельных крысят после введения атофана и резерпина было почти таким же, как и у животных предыдущей группы. После введения резерпина свободные формы 11-ОКС увеличиваются, как и у 3-недельных крысят, более чем в 5 раз по сравнению с контрольными. Макроскопическое и микроскопическое изучение желудка показало, что у подавляющего большинства крысят (60%) под воздействием атофана и резерпина развиваются видимые деструктивные поражения в виде эрозий, изъязвлений и язв.

Таким образом, в первые дни постнатальной жизни, несмотря на достаточно высокую гормональную деятельность коры надпочечников новорожденных крыс, последняя реагирует стрессовой реакцией не на все стрессовые воздействия. Это связано, по-видимому, с тем, что физиологические системы, предопределяющие вовлечение в ответную реакцию коры надпочечников, функционально не созрели. Кора надпочечников, как видно из наших опытов, реагирует на стрессовые воздействия, но ее способность отвечать на различной природы стрсссорным раздражения проявляется в разное время пре- и постнатальной жизни. Вначале она реагирует стрессовые воздействия гипоксией и позже всего - на ульцерогенных стрессовые раздражители. Это свидетельствует, во-первых, о том, что различные стрессоры   вызывают стрессовую реакцию коры надпочечников неодинаковыми путями и, во-вторых, что различные звенья функциональной системы регуляции коры надпочечников созревают, по-видимому, на разных этапах постнатальной жизни.

© 2008 Все права защищены vodakavkaza.ru