Причиной снижения адренокортикальной активности

Причиной снижения адренокортикальной активности является недостаточная стимуляция активности коры надпочечников, о чем свидетельствуют данные об уменьшении выброса кортикотропина и кортиколиберииа при длительном действии стрессоров. При гипогликемии, электрошоке, хирургической операции, введении вазопрессина высокий уровень кортикостерон поддерживается в течение всего 20-60 мин и чередуется с низким (Benson, Yalow, 1968). Полифазный характер стрессовой реакции установлен в высвобождении кортиколнберина. Эфирный наркоз, лапаротомия или адреналэктомии обусловливали у крыс резкое непосредственное повышение кортиколибериновой активности, но уже через 20 мин после действия стрессора активность возвращалась к исходному уровню. Через 80 мин наблюдали новый пик кривой кортиколибериновой активности, а через 2 ч - ее возвращение к первоначальному уровню. Быструю смену первоначального повышения кортиколибериновой активности гипоталамуса последующим ее снижением отмечали также при иммобилизации крыс (Sakakura et al., 1976). При лапаротомии уровень кортикотропина в плазме крови достигал своего максимума через 20 мин. К этому времени первоначальный подъем кортиколибериновой активности сменялся субнормальном фазой. Через 60 мин уровень кортикотропина в плазме крови несколько снижался, а через 80 мин наступал новый максимум, совпадающий со вторичной вершиной кривой кортиколибериновой активности. Содержание же кортикостероид, резко повышающееся в течение первых 20 мин, достигало максимума лишь через 60 мин (Kato et al., 1975). При 90-минутном электрокожным раздражении пики кривой кортиколибериновой активности срединного возвышения появлялись на 2-й и 90-й мин, после чего активность быстро возвращалась к исходному уровню. Содержание кортикотропина в гипофизе было минимальным с 15-й до 90-й мин, а затем резко увеличивалось. Концентрация кортикостероида в плазме крови достигала максимума лишь к концу раздражения (через 90 мин) и после этого быстро снижалась (Шаляпина В. Г., 1976).

В обзорных работах Mason (1968, 1972), Selye (1976), Live (1972), Сверли и Розенфельд (1985) отмечают малочисленность данных об участии соматотропина и тироксина в формировании реакции организма при его стрессировании.

© 2008 Все права защищены vodakavkaza.ru